corsika: (portret)


вчера исполнилось. сегодня родня собралась поздравлять. ну и мы позвонили, подарочек-то уже у неё.
corsika: (видоискатель)
готовлю хачапули по рецепту знакомой зеленщицы с даниловского. настолько всё просто, что даже страшно. она сама сказала, хочешь, научу. и научила. и зелени дала сколько надо: эстрагон, кориандр, зелёный лук, молодой чеснок. молодой чеснок в этом рецепте, полагаю главное. фотографий не будет. всё съем сам.

отмечаю покупку furh durango (jumbo). фото тоже не будет, что там смотреть-то? но звук!

и младшего с сегодняшнего дня зовут "батончик". проснётся - сфотографирую.
corsika: (Default)
вот зря меня как-то оставила без внимания официантка, я бы ещё тартинов с лососем и авокадо поел перед встречей с адвокатом, ведь он как появится, сразу поехали, скорей-скорей!

вчера посмотрели "последнее лето бойты" хулии соломоноф, фильм которого старший джуниор побаивался из-за того, что там внути сидит мальчик-гермофродит. оказался отличный фильм, который я бы хотел снять, только вот съёмка с рук достала уже. я понимаю, репортажная камера, эффект присуствия, хуё-моё, но блядь, в каждом 1,5 фильме, надо это уже как-то учесть и что-то с этим сделать, хотя куда деваться, варианта всего три!

ну да, старший теперь пишет песню на английском языке о несчастной любви. впечатлён силой нескольких строк.
corsika: (Default)
она-таки свалила. ну хуле ей тут делать, инвалиду по зрению?
к тому же еврейке наполовину. это мне с мамой повезло. у меня - русская. у юльки мама была еврейкой. умерла этим летом в германии. как узнала, что юлька решилась ехать, так умерла со спокойной душой.
а юлька теперь в больнице славного города геттингена, где её по десять раз переспрашивают, можно ли переместить её вещи, приглашая переводчика, по три раза в день моют палату, чтобы ни одной бактерии, и вручили телефон с недорогим тарифом для разговоров с россией.
в начале она правда попала в немецкий филиал ада, в лагерь для перемещённых лиц. ну вот именно, филиал да её немецкий.
так как они слепая, её поселили в отдельный барак, где было холодно и непонятно как мыться. то есть, зрячему было бы понятно, просто холодно, а потому по-быстрому. незрячему - гулко, пусто, одиноко и медленно. зато барак отдельный. и оставили при ней дядю и собаку-поводыря. в бараке юлька быстро простудилась и на пальце ноги, сломанном по дороге, начался нарыв. нарыв теперь ей вместе с пальцем ампутировали и согласились держать в больнице до тех пор, пока не определиться её постоянное местоприбывание. иначе, какой смысл выписывать её в холодный барак, если она там снова простудится в два счёта? немцы они в смылах, похоже, понимают.
теоретически дальше юльке светит марбург. тоже как геттинген, славный унивеситетский город с хорошей больницей.
corsika: (petrovich)
у моей сестры две собаки. одна - склочный и заливистый той-терьер по кличке "беся". он маньяк охраны и всегда стремится наличествовать между хозяйкой и миром. благодаря гиперэнергии и параразмерам он успевает втиснуться, с какой бы стороны мир к хозяйке не подобрался.
однажды он вцепился зубами мне в руку и повис на ней, рыча. а так как рука моя была в майке с коротким рукавом, то впечатления остались неприятные.
вторая собака у сестры - лабрадор-поводырь. хоть и сука, но приятная, дружелюбная, оттого кажется - ума палата. но главное - дрессированная. не раз на улице на сестру нападали доброхоты:
- куда вы меня тащите?
- я помогу вам!
- не надо мне помогать, у меня собака-поводырь!
- она вас неправильно ведёт!
- она знает, куда меня вести!
- я лучше знаю!
так вот, в таких случаях лабрадориха не возражает, не лает, не вцепляется зубми в руку, ногу, ещё куда-то, а тащится за тем, кто знает как лучше. хотя, непрофессиональному поводырю, даже если он не собака, водить незрячего человека по улицам жулебино, да и москвы вцелом - непросто. вчера например, я не сразу понял, как провести юльку между пятью машинами, тесно припаркованными на дорожке, ведущей к её подъезду.
понятно, что собаки - это семья. поэтому они обеспечены теперь международными паспортами и вместе с хозяйкой на будущей неделе покидают россию навсегда. эмигрируют вместе с хозяйкой.
а мы - родственники - рады. так и сказали вчера "юля, вали отсюда!". и чокнулись кто чем. возможно, это иллюзия, но нам кажется, что слепому человеку в германии будет проще не только выйти на улицу, но и пройти по ней можно будет дальше, не встретив на пути такого количества неожиданностей.
corsika: (petrovich)
каждый учебный год в новой дронькиной школе начинается с куриного переполоха. совсем такого же, который мы слышим в эфирах ксении лариной. это объяснимо. большинство родительских собраний - одинокие мамаши или мамаши, на которых мужья и сожители давно махнули рукой и перестали слушать. (вчера кстати там ещё был один такой же папашка.) поэтому - родительское собрание жанрово перекликается с неформальным вечером воспоминаний "а когда мы учились, нам задавали больше и не церемонились" и завернуть его в продуктивное русло невероятно.
каждый учебный год на собрании возникает вопрос, который необходимо срочно конвертировать в письменное заявление. чистый листок бумаги в компании с ручкой начинает кочевать по партам под смятенный ропот "а чего писать-то я не знаю". я - знаю, поэтому вчера листок передали сразу мне.
и я написал, напрочь покривив душой против личного узуса, "вас" с заглавной буквы. "просим вас (это я директору) передать преподавание литературы учителю русского языка, так как считаем, что русский и литературу должен вести один учитель, а не два, как сейчас по расписанию". а покривил я узусом ради такой барышни, ради которой не только узусом можно покривить. невероятно обаятельная (вроде ленки сарайкиной), красивая, блондинка с голубыми лазами и идеальной речью. по отзыву сына - строгая, по сообщению директора - входит в экзаменационную комиссию егэ.
мы там чуть всем родительским курятником с ума не сошли, когда она перед нами выступила.
corsika: (Default)
прямо подо мной живёт классический алкоголик. возможно, военный пенсионер по причине операции в чечне. там много таких делают. нурико видела его как-то в подземном переходе с гитарой и геройско-стардальческим репертуаром "радио-шансон". раньше в этой квартире жил его сын. потом сына убили, квартира освободилась.
двумя этажами ниже, то есть, прямо под военным алкоголиком живёт рыжая женщина с сыном подростком. женщина живёт при должности. она старшая по подъезду.
военному алкоголику денег на безбедное пьянство не хватает, приработок в переходе или претит или тяжек, поэтому он с куда большим удовольствием сдаёт комнату кому ни попадя. это куда веселее, есть с кем выпить и поговорить. кто-то из постояльцев сбегает сразу, не выдержав доброжелательных побудок ранним воскресным утром. кто-то спустя несколько месяцев, устав от компанейского хозяина. но новые находятся быстро. бездомного народа в москве много.
нижнего соседа я в лицо не знаю. не сталкивались. однако, когда услышал голос, сразу признал. он как-то разговаривал внизу с консьежкой. так у меня и визуализируется образ - со спины на фоне консьержского окна.
говорит мужик громко. с соответствующими социальному статусу интонациями. слышно хорошо и мне и рыжей женщине, живущей под ним. ей слышно мучительно, поэтому она время от времени стучит железкой по батарее, подавая сигнал о своём возмущении. сигнал может прозвучать и утром, часов в семь, сон алкоголика, как нам известно из книги писателя прилепина, крепок, но краток, и днём, и в два ночи.
военный алкоголик с компанией реагируют не всегда стройными возгласами возмущения. тогда рыжая их снова подзадоривает.
я однажды спустился к рыжей женщине и поговорил с ней. она мне сказала, что имеет право на шум. также как сосед алкоголик.
corsika: (Default)
мать рассказала снова историю, которую я уже раз забыл. поэтому записываю.
моя прабабка агнеса была родом из курземе, немецкой области латвии, во время первой мировой уехала в москву, работала экономкой в одном из домов на поварской. позже познакомилась с дедом андреем, вернувшимся с фронта, у них родилась дочка, назвали ниной, ещё значительно позже нина стала моей бабушкой по материнской линии.






нина родилась в 20-м, а когда ей исполнилось 5 лет, агнеса решила повезти её в латвию, показать родным. выхлопотала визы. в ригу поехали поездом. там пересели в поезд до талси.
неожиданно их попутчиком оказался агнесин друг детства. очень обрадовались встрече. стали рассказывать друг другу о жизни. агнеса рассказала, что в москве хорошо живёт в достатке. это было правдой. несколько лет назад они с андреем на бирже труда получили направление на работу в цирк. благодаря тому что умели считать. в то время было много неграмотных, поэтому грамотные могли получить хорошую работу. в буфете. дед работал официантом. бабка - буфетчицей.
московский цирк в 20-е находился на садовой, как раз в том месте, где сейчас театр сатиры. там проходили соревнования борцов, работал подпольный тотализатор, на кон ставили страшные деньги, вообще было страшно, потому что публика при этом была соответствующая ставкам, жизнь кипела.



с попутчиком расстались на станции, где агнесу и нину встречал мой прапрадед эрнтс гансман на бричке. на хуторе под дундагой агнесу встречало большое семейство: отец, мать, два брата - отто и карл - с женами, сестра вильгельмина с мужем и многочисленные дети. надо заметить, маленькой нине совсем не мешало незнание латышского. она запросто говорила со всеми по-русски, смеялась вместе с другими детьми- "чему ты смеёшься?" - "все смеются и я смеюсь", - называла карла карлмаркс - и никак иначе, потому что, какие ещё моли быть карлы для пятилетней москвички в 25-м году? и была совершено довольна жизню на солнечной лужайке перед домом на протяжении 10 дней.
да ещё забыл сказать, что на следующее утро по приезде агнесы с дочкой на хутор каролина гансман, мать агнесы, заметила у забора, которым была обнесена лужайка перед домом, жандармов.



"неужели это к нам?" - спросила каролина гансман. жандармы прошли к дому и потребовали у агнесы документы. удостоверившись, что на из страны советов, сказали, что она арестована за советскую пропаганду - очевидно, пропаганду во время разговора по душам с другом детства в поезде - и будет немедленно депортирована обратно в ссср.
всё семейство гансманов буквально повалилось в ноги жандармам, умоляя оставить агнесу ещё хоть на несколько дней, потому что семья не видела её больше 10 лет. умолили. агнеса с ниной осталась на хуторе ещё на 10 дней при условии, что она из дома - ни ногой и никого чтобы в гости не принимали. так агнеса и просидела этот срок дома, не повидавшись более ни с кем, кроме семьи. потом они уехали обратно в москву и никогда больше не возвращались.
в 37-м эрнст гансман умер, а агнеса савичева, в девичестве гансман подписала какую-то бумагу, что отказывается от наследства и порывает с родственниками в буржуазной латвии. несмотря на это деда андрея забрали на лубянку. но это уже другая история. я её вам уже рассказывал.
corsika: (kot kazansky)
купили гречки. 3 кулька. наверное, нужно было больше.
а соседний универсам закрылся. да.
corsika: (corsica)
мы стали счастливыми обладателями установленного кондиционера. дженерал клаймит.
по счастливому стечению обстоятельств в день обращения, то есть сегодня.
кто-то отказался от установки. в нашу пользу.
спасибо всем.
а всё нурико!
corsika: (kot kazansky)


записал диалог, а потом, когда заливал на youtube и слушал снова, подумал, что текст написал какой-то русский гарольд пинтер.
corsika: (sigaret)
раз уж марьину рощу пошли заселять попугаи, я пошёл тестировать на них panasonic lumix dmc-tz8.




мне нравится как выходит. Read more... )
corsika: (Default)
видел людмилу, катькину мать. совсем старая, но по-прежнему обрывает на полуслове и грубит не замечая за собой.
они с матерью моей были одноклассницами. там где-то в архиве есть их фото, когда они в выпускном.


- какой мужик вырос!
это людмила обо мне.
- да они и не виделись толком!
это она о нас с катькой.
мать напоминает, как приезжала со мной к ним и когда в бараке они жили и когда в пятиэтажке в черёмушках. людмила уже не помнит, отмахивается.
я говорю, катька мне очень нравилась. без подробностей. мать вставляет, что катька фыркала.
вспоминаю, как ночевал у них. тоже без подробностей, хотя помню, что положили меня в комнате родителей и дали читать шарля де костера. с картинками. мне было или восем или девять. девчёнки, катькины подружки, меня спросили, нравятся ли мне анекдоты. я ответил "нет". так как не был уверен, что правильно понял, что это.
- а, да, - людмила тоже что-то припомнила, - это на день рождения катьки было, они тогда всё время орали "поворот", тогда только эта песнь ня появилась.
вряд ли это было на тот день рожденья.
- я у вас тогда ночевать остался.
- ночевать? да ладно! не помню. наверное напилась.
катька мне нравилась, но на меня фыркала. так как я был годом младше. а характер, конечно был весь в мать. но у катьки были такие красивые глаза, что можно было простить и фырканье и характер.
катька умерла 15 лет назад. от рака. людмиле остался внук. сейчас ему 21.
corsika: (corsica)




я вырос в настолько бедной семье, что не родись я мальчиком, у меня вообще не было бы игрушек, порой оказавшись перед каким-нибудь предметом, я вдруг вспоминаю, как вожделел его в детстве и сразу покупаю его. то есть, вытесненное глубоко в подсознание под предлогом "ну на этот шик у меня никогда не будет денег!", вдруг выскакивает пробкой из бутылки, так "бах!" - и ты становишься счастливым владельцем, хоба, и гиштальт закрыт.
так уже случилось с сахарницей, у которой из заворачивающейся крышки торчит трубка, и с автомобилем "жигули".
теперь вот - кофеварка. вкусно получается.
corsika: (sigaret)
пристально заглянула в наше окно, чтобы размагнитить мозг.
как ни странно, я проснулся лишь от шелестящих попыток нурико натянуть тряпочки на весь периметр окна.
а со сном было расставаться жаль. он был приятно-приключенческий.
corsika: (shadow)
доехали до школы.
джуниор:
- хорошо, что на метро не поехал.
ну ещё бы. его ветка. выходить на "библиотеке ленина"
центр заливается сиренами.
звонила мама. сказал, что всё в порядке. довёз на машине.

upd: ничего себе! второй.
corsika: (Default)
ещё не показывал?
так смотрите: тазик со льдом.



в деревенской баньке уфимского телемагната.
corsika: (Default)
вспомнил, что хотел вам рассказать.
вчера на дне рождения лилианиной бабушки, ей 70 исполнилось, познакомился с одним татарским дедушкой, по-татарски кортатаем. они все там такие татары, сидели по-татарски разговаривали, пока мы не пришли. тогда они из вежливости стали больше говорить по-русски. я-то по-татарски не понимаю, а лилианка понимает, но говорит с трудом, нет практики.
ну оно ладно. меня посадили, как зятя на почётное место. рядом с кортатаем мисбахом. а он по стариовскому обычаю стал всё мне рассказывать про себя. про жену свою покойную, которая, была замечательная женщина ("ух!" и так рукой показывает - "сила!") и на двух работах работала, что позволило ему учиться. а учился он на строителя. и был у него любимый преподаватель, с которым они хорошо ладили. как-то этот преподаватель спрашивает на лекции: "как вы думаете, скоро ли наступит коммунизм?" кортатай мисбах, мой новый знакомый, говорит, что поднял руку и сказал: "не знаю, скоро ли наступит коммунизм, но между ним и социализмом обязательно будет промежуток с названием "шакализм"". все смеялись.
вот, говорит, угадал.
"это в каком году было?", - спрашиваю. "в 64-м".
до того, как поступить учиться кортатай мисбах отсидел пятнашку "за длинный язык". сболтнул что-то про коммунистов не то. его отца в 32-м во время коллективизации расстреляли как врага народа. не хотел в колхоз овец и лошадей отдавать. так пришли за отцом и всё забрали. "во дворе только колодец оставили. мы потом дом заколотили и пошли. так и росли вот. тяжело было."
кортатаю 82 года. седой, курчавый и радужка глаза светло-светло серая, почти побелевшая, как волос.

April 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 27th, 2017 04:36 am
Powered by Dreamwidth Studios